.RU

и гражданском воздушном флоте действовало свыше 200 психотехнических подразделений. Отдельные ла­боратории работали


и гражданском воздушном флоте действовало свыше 200 психотехнических подразделений. Отдельные ла­боратории работали в научных институтах и при раз­личных предприятиях, коммунальных хозяйствах.

Известный психотехник А. Шушаков в статье иод характерным для тех лет названием «Боевое задание» подробно и всесторонне описывает в 1930 г. програм­му развития психотехники Большого Урала. Главная причина ее создания, подчеркивает ученый, в том, что «тяжелая металлургия и прочие виды уральской про­мышленности предъявят в самом скором времени со­ветской психотехнике счет, о котором нужно поду­мать и к которому надо приготовиться заблаговре­менно, чтобы он не был неожиданным» [73, с. 63]. Рассматривая психотехнику как важное направление рационализации труда и производства, сообщает уче­ный, Уральский областной исполнительный комитет предложил заводам, фабрикам и предприятиям транспорта создать в тесном взаимодействии с НКТ сеть из 11 психотехнических лабораторий в наиболее крупных промышленных центрах Урала. При этом повышение квалификации научных работников со­здаваемых лабораторий вызвались осуществить Все­союзное психотехническое общество и Ленинград­ское бюро профконсультации НКТ.

В решении предусмотрено, что потребность в приборах для научных исследований и практических работ будет удовлетворена с открытием на Урале за­вода серийной психотехнической и физиологичес­кой аппаратуры. Руководитель психотехнической лаборатории Пермской железной дороги (г. Сверд­ловск) А. Шушаков являлся пионером в этом деле. Лаборатория сконструировала ряд специальных, до­вольно сложных аппаратов и установок для произ­водственного обучения железнодорожных машинис­тов, составителей поездов и диспетчеров. Смысл этой системы обучения заключается в активности обучаемых, которые хотя и находились под руковод­ством опытных инструкторов и психотехников, сами анализировали и определяли наилучшие для работы приемы и правила, закрепляя их в процессе трени­ровки. Обучение в лаборатории прошли сотни ра­ботников. Обучение по системе лаборатории призна­но обязательным на Пермской железной дороге. Один свердловский узел железной дороги терял ежесуточно от неправильно проводимых маневров поездов до 20 тысяч рублей. При экономии в 33% за счет обучения по системе лаборатории общая сумма финансовых потерь сократилась на несколько мил­лионов ежегодно.

В программе развития психотехники на Урале со­держались все направления работ, в том числе «пси­хотехническая оценка сигнализационных установок и приборов управления сложных механизмов с точ­ки зрения посильностп работы на них для психофи зиологических ресурсов среднего рабочего, совмест­ная работа психотехников с конструкторами в созда­нии более совершенных способов в управлении все­ми этими сложными и дорогими машинами. Нако­нец, работы в пограничной области психотехники и НОТ по ряду вопросов, начиная с исследования утомляемости, которое должно быть положено в ос­нову рационального нормирования труда, до пробле­мы психологических стимулов к работе» [73, с. 64]. В перспективе предусматривалось создание на Ура­ле высшего учебного заведения для подготовки пси­хотехников, физиологов труда и специалистов в об­ласти научной организации труда. Ставилась задача открыть кафедры психотехники в высших техничес­ких учебных заведениях «для внедрения в молодые инженерные кадры основ психотехнической рацио­нализации» [там же]. Конкретная цель программы — освоить на Урале в полном объеме новую для страны научную и практическую дисциплину. В 1932 г. бук­вально за год с небольшим Урал покрылся сетью психотехнических лабораторий на заводах. Объяс­няется это кроме обстоятельств, на которые указал А. Щушаков в статье, еще п первоначальной попыт­кой партийно-государственного руководства России свести программу научного обеспечения индустриа­лизации к развитию так называемой «заводской» на­уки. «Российские марксисты, по-видимому, всерьез полагали, — считает историк Б.И. Козлов, — что связь теории и практики тем сильнее, чем ближе друг к другу (в буквальном смысле этого слова!) на­учные учреждения и промышленные предприятия. Из этого вытекала политика всемерного развития за­водских и трестовских лабораторий, непосредствен­но включенных в производственный процесс» [32, с. 50-51].

Развитие психотехники в отдельных регионах страны — одна из форм ее организации. Оживленная научная и практическая психотехническая работа проводилась в лабораториях Урала, Грузни [41] и не­которых других республиках.

Работа на железнодорожном транспорте — харак­терный пример ведомственной организации психо­технических исследований и разработок. Кроме Цен­тральной психотехнической лаборатории в Москве, которую возглавляла известный пенхотехник А.И. Колодная, Народный комиссариат путей сооб­щения имел лаборатории в Ленинграде, Ростове, Харькове, Саратове, Тифлисе, Курске, Свердловске. Помимо этих лабораторий, большая часть которых оборудована как лучшие зарубежные, на транспорте имелись два вагона-лаборатории (один в Москве, другой в Ростове), оборудованные всей необходимой для проведения исследований аппаратурой.

Б 1931 г. насчитывалось 141 бюро и лабораторий профессиональной консультации, в которых психо­техники работали совместно с врачами и педагогами. Наиболее известная лаборатория профессиональной консультации действовала при Институте по изуче­нию мозга и психической деятельности. Под руко­водством ученика В.М. Бехтерева и сотрудника ин статута — А.Ф. Кларка проведено массовое обследо­вание подростков, направляемых в фабрично-завод­ские училища. В 1930 г. организован Межведомст­венный совет по профконсультации и профотбору при НКТ СССР, включавший представителей заин­тересованных ведомств и учреждений (ВСНХ, НКТ, НКЗдрава, НКПроса, НКГТС, ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ, Всесоюзного психотехнического общества, Институ­та кадров, Института охраны труда, Центральной ла­боратории на транспорте и других). «В настоящее время, — писал в 1930 г. известный психотехник В.М. Коган, — пожалуй, трудно найти педагога, вра­ча, инженера, незнакомого в общих чертах с кругом вопросов, изучаемых так называемой психотехни­кой. Для многих психотехника кажется настолько кредитоспособной, что они доверили бы ей решение самых сложнейших задач, которые, быть может, не под силу ни одной из существующих наук о челове­ке в наше время» [30, с. 3j.

^ 3.5. Организационное становление практической психологии

Психотехника стимулировала тесное сотрудни­чество психологов, физиологов, гигиенистов труда, инженерно-технического персонала предприятий, специалистов организации и охраны труда. Новым этапом синтезирующих тенденций в психотехнике и ее методологического единения с психологией, рефлексологией, педологией, нейрофизиологией, невропатологией, педагогикой и другими психонев­рологическими науками стали подготовка и прове­дение Первого всесоюзного съезда по изучению по­ведения человека (Ленинград, 1930 г.), в котором активное участие приняло Психотехническое обще­ство. На пленарном заседании наряду с Л.Б. Зал-киндом, К.Я. Корниловым, С.С. Моложавым, И.Д. Сапиром сделал доклад И.Н. Шпильрейн «За­дачи психотехники в реконструктивный период». На съезде работала психотехническая секция, па которой с докладами выступали С.Г. Геллерштейн и другие ученые, а на двух ее заседаниях проходило внутрисъездовское военное совещание по вопросам психофизиологии в армии.

Решение практических задач совершенствования трудовой деятельности, улучшения условии труда, повышения производительности и безопасности на производстве и транспорте было той реальной осно­вой, на которой укреплялась взаимосвязь и взаимо­действие наук о трудовой деятельности. В 1932 г. в резолюции конференции по психотехнике, созван­ной по инициативе Всесоюзного электротехническо­го объединения, отмечалось, что «результаты работы лабораторий подтверждают целесообразность и своевременность постановки изучения человеческо­го фактора и его влияния на протекание трудового процесса в производственной обстановке» [51]. На этой конференции всеобщее внимание привлек до­клад А.Ф. Гольдберга, так как в деятельности руково­димой им лаборатории на Московском электрозаво де нашли отражение некоторые общие тенденции ре­шения задач психотехники на производстве. Одной из особенностей работы лаборатории явилось то, что ее сотрудники действовали в тесном контакте с рабо­чими, которые были не только испытуемыми, но и активными участниками всех проводимых меропри­ятий. «Проводя подробный производственно-психо­физиологический анализ процесса работы на агрега­тах, — говорил А.Ф. Гольдберг, — детально ознако­мившись с санитарно-гигиеническими условиями цехов и основными психофизиологическими осо­бенностями работающих на агрегатах, лаборатория дала ряд предложений, охватывающих рабочее мес­то, сидение, рабочие движения, режим рабочего дня, рациональный пищевой режим и т.д.» [51, с. 185].

В русле психотехнического движения формирова­лась научная дисциплина — практическая психоло­гия, которая называлась тогда психотехника. Первые лаборатории психотехники возникли в нашей стране в 1921-1922 гг. В созданном в 1921 г. А.К. Гастевым Центральном институте труда действовала психотех­ническая лаборатория, в которой непродолжитель­ное время работав И.Н. Шпильрейн. Уже в 1922 г. он. как отмечалось, организует и возглавляет лаборато­рию психотехники в НКТ, в которой с самого начала работает С.Г Геллерштейн. В это же время проводили психотехнические исследования Всеукраинский ин­ститут научной организации труда и Казанский ин­ститут научной организации труда.

Еще при Г.И. Челпанове программу исследова­ний проблем психотехники разрабатывал Психоло­гический институт. В 1919—1922 гг. действовали ла­боратории рефлексологии труда, эксперименталь­ной психологии, психологии профессиональных групп, а затем Центральная лаборатория по изуче­ния труда в Институте по изучению мозга и психиче­ской деятельности, возглавлявшегося В.М. Бехтере­вым. Он направлял реорганизацию и расширение указанной лаборатории, а затем преобразование ее в Отдел труда. Ученый принял деятельное участие в организации Ленинградского отделения Всероссий­ского общества психотехники и был избран его пред­седателем, а также стал членом правления Всерос­сийского общества психотехнпков. В армии, начиная с 1921 г., создается сеть психофизиологических лабо­раторий, включая и центральную психофизиологи­ческую лабораторию РККА.

В Москве действовали психотехнические лабора­тории в Институте профзаболеваний им. Обуха, Центральном институте физической культуры, а также психотехнические исследования проводились в Центральной педологической лаборатории Мос­ковского отдела народного образования. Психотех­ническая лаборатория, созданная в 1927 г. в Высшем художественно-техническом институте после реор­ганизации Высших государственных художествен­но-технических мастерских (ВХУТЕМАС), действо­вала до 1930 г Исследовалась профессиональная пригодность лиц, желающих заниматься архитекту­рой или уже работающих в этой области. «Намечен метод для психотехнического отбора студентов, по­ступающих иа Архфак. Проверка глазомера, чувства отношений, чувства способностей пространственно­го воображения и комбинирования» [54, с. 407]. Ла­боратория принимала участие в организации труда при проектировании (технике проектирования), раз­работан был проект реорганизации «чертежного ме­ста». Лаборатория привлекалась для изучения не­посредственного воздействия на психику элемен­тов архитектуры. Профессором Н.А. Ладовским сконструирован ряд психотехнических приборов, с помощью которых можно проводить исследования профессиональных качеств архитекторов. В 1930 г. организована Центральная психотехническая лабо­ратория почты и телеграфа.

В 1925 г. па базе лаборатории психотехники, а также группы профессиональной гигиены и хими­ческой лаборатории НКТ организуется Институт охраны труда как межведомственный институт НКТ, Народного комиссариата здравоохранения и Всесоюзного Совета народного хозяйства. Одним из ведущих подразделений института стало психо­техническое отделение, возглавлявшееся И.Н. Шпильрейном. Ядро отделения составили несколько квалифицированных сотрудников, под­готовленных в лаборатории психотехники НКТ. «Эта лаборатория принесла с собой в институт не­которые завоевания и сложившиеся традиции на­учного исследования» [24, с. 78].

К некоторым достижениям лаборатории, как от­мечают С. Геллерштейн и Ю. Шпигель, прежде всего относятся солидный опыт научно-исследователь­ской и практической работы, охватившей основные разделы психотехнической проблематики: профес­сиональный подбор, режим труда и связанная с ним проблема изучения утомления и работоспособности, рационализации рабочего места, воздействие на ра­бочих плакатов по безопасности и др. В методичес­ком отношении лаборатория достигла наивысшего уровня в разработке методов психологического ана­лиза профессий. В активе лаборатории был цикл ис­следований закономерностей процесса упражнения, организованного таким образом, чтобы оценить про­гностическую силу тестов и'сравнительную упраж-няемость различных профессионально важных ка­честв [24].

Начиная с 1925 г. в Институте охраны труда под научным руководством и при непосредственном участии Н.А. Бернштейна проводятся значимые для отдела психотехники работы по совершенствова­нию методов исследования рабочих движений и в области биомеханики. В 1926 г. И.Н. Шпильрейн предложил А.Н. Бернштейну принять участие в комплексной работе психотехников и получил со­гласие ученого. Методический опыт в области тех­ники изучения движений систематизирован и обоб­щен в изданном в 1934 г. Институтом руководстве «Техника изучения движений». Издание вышло под общей редакцией Н.А. Бернштейна, он же является автором трех основополагающих разделов руковод ства: «Основные пути и методы фотоизучения дви­жений», «Общая техника циклосъемки», «Таблицы для расчета координат, скоростей и ускорений цент­ров тяжести систем» [24, с. 450].

Отделение психотехники Института охраны тру­да стало методическим центром научно-практичес­кой работы в области психотехники, а сектор Инсти­тута психологии, как считали И.Н. Шпильрейн и С.Г. Геллерштейн, должен стать ведущим подразде­лением теории и методологии.

Для психотехники, как отмечал С.Г. Геллерш­тейн, уже на самом раннем этапе ее развития ха­рактерно было стремление к возможно более де­тальному и полному изучению психологических особенностей профессий в важнейших отраслях промышленности, сельского хозяйства, транспор­та. Инициатором психотехнического изучения профессий был И.Н. Шпильрейн, который с этой целью объединил группу специалистов: психоло­гов, физиологов, врачей, инженеров, экономистов и др.

Первые работы по методике профессиографиро-вания принадлежат И.Н. Шпильрейну [58], СТ. Гел-лерштейну [15]. Наиболее последовательно обосно­вана методическая база профессиографми в работе И.Н. Шпильрейна [66]. Методическая статья о тру­довом методе Шпнльрейна и три статьи о примене­нии этого метода к изучению профессий телефони­стки, ткачихи и к производству электрических лам­почек содержатся в сборнике под редакцией Шпильрейна [53]. В первой половине 20-х гг. И.Н. Шпнльрейн и С.Г. Геллерштейн проводят ме­тодически значимое професснографирование про­фессий вагоновожатых московского трамвая [64] и наборщика типографии [19], Применяя трудовой метод, Шпильрейн становится вагоновожатым, а Геллерштейн — наборщиком типографии. Психотех­ники изучали также труд крестьянина и грузчика, профессии на водном транспорте, горняков, дерево­обделочников, текстильщиков, трактористов, же­лезнодорожников, строителей, продавцов, кожевни­ков, библиотекарей, педагогов, медицинских работ­ников, шоферов, телефонисток, радиотелеграфис­тов, стенографов, сортировщиков писем, а также профессии в металлообрабатывающей, электротех­нической, полиграфической, химической, нефтя­ной, легкой промышленности, чаеразвесочного про­изводства и многих других. Общей целью было изу­чить и описать все профессии в стране, составить картотеку всех описанных профессий. Решая те или иные задачи, психотехник мог воспользоваться уже готовыми добротными и составленными по единой методике профессиограммами. При этом каждому психотехнику рекомендовалось изучить одну—две профессии самостоятельно. В результате качествен­но выполнялись задачи психотехники и существен­но сокращались сроки практических работ. Самое же главное — накапливался огромный фактический материал и совершенствовались методы изучения деятельности человека. Первая Всесоюзная конференция по психофизи­ологии труда и профессиональному подбору, состо­явшаяся в тоне 1927 г., показала значительный раз­мах как практической, так и теоретической психо­технической работы. На пленарных заседаниях и шести секциях было заслушано и обсуждено свы­ше 100 докладов. Конференция положила начало деятельности Психотехнического общества, объеди­нившего уже 101 члена профессионального сообще­ства. В этом же году на IV Международной конфе­ренции по психотехнике в Париже советская делега­ция была одной из самых крупных. Двух представи­телей СССР — И.Н. Шгашьрейна и руководителя клиники нервных болезней при 1-м МГУ Г.И. Рос-солимо включили в состав международного правле­ния психотехнических съездов.

^ 3.6. Докладная записка партийной организации Психотехнического общества в ЦК ВКП(б) и попыт­ка разгрома психотехники

Всевозрастающий размах психотехнического движения в стране и ответственность задач, возлага­емых на психотехников («ежегодно психотехничес­кие исследования определяют в СССР профессио­нальную судьбу более чем 100 тысяч человек», — отмечалось на заседании Психотехнического об­щества), побудили ученых и специалистов инфор­мировать об этом ЦК ВКП(б) и Главное управле­ние науки, а также поставить ряд неотложных за­дач, которые невозможно решить без согласия и поддержки партийных и правительственных орга­нов. С этой целью фракция ВКП(б) Всероссийско­го психотехнического общества заслушала доклад И.Н. Шпильрейиа «Положение психотехники в СССР и очередные задачи Психотехнического об­щества» и направила в марте 1928 г. соответствую­щую докладную записку в ЦК ВКП(б) и Главнау-ку. Записка состояла из трех разделов: 1. Общие задачи психотехники, 2. Деятельность Психотех­нического общества, 3. Предложения.

Первый раздел начинается со следующего ут­верждения: «Психотехника имеет особые задачи..., не совпадающие с задачами психологии» [43, с. 315]. Затем под воздействием идеологической критики психотехники отказываются от ранее вы­сказанного положения и подчеркивают: «Психо­техника не нейтральна ни в идеологическом, ни в общественном отношении» [там же]. Далее доста­точно подробно описывается, какие задачи решает психотехника и каковы направления деятельности Психотехнического общества. Обращается внима­ние на стихийный характер психотехнического движения в отдельных регионах страны без необ­ходимых научных и методических оснований про­фессиональной деятельности. В этой связи доклад­ная записка содержит напоминание: «Психотехни­ческим обществом возбуждено перед Совнаркомом СССР ходатайство о распространении его деятель­ности на всю территорию Союза» [43, с. 317]. Записка написана во имя двух взаимосвязан­ных задач, нерешенность которых стала сдержи­вать и главное — вела к профанации психотехники и движения в целом. Количество теоретически подготовленных психотехников в стране ничтож­но, отмечается в документе, а краткосрочные кур­сы разных ведомств выпускают большое число «фельдшеров» от психотехники, знакомых только с техникой проведения испытаний и подсчета, но не знающих теории.

В систему советского профобразования подготов­ка психотехников не включена. Тогда как во Фран­ции,, отмечается в записке, в 1928 г. начало функцио­нировать высшее учебное заведение при Сорбонне, имеющее задачей подготовку пспхотехннков. В Гер­мании принята программа полготовки пспхотехников в высших технических учебных заведениях. Поэтому фракция ВКП(б) Психотехнического общества в тре­тьем разделе докладной записки считает необходи­мым: «Скорейшее осуществление подготовки работ­ников по психотехнике, связанной со всей системой советского профобразования и не носящеп характера переподготовки врачей, педагогов или психологов па краткосрочных курсах по психотехнике... Создание достаточно авторитетного научно-исследовательско­го (без непосредственных практических задач) учреж­дения по психотехнике и профотбору» [43, с. 318]. Особо выделена задача реорганизации психофизио­логической службы в Красной армии с целью налажи­вания правильного сотрудничества между военными п гражданскими научно-исследовательскими органи­зациями, а также обеспечение достаточной професси­ональной подготовки психофизиологов для решения соответствующих задач в армии. Высказано также по­желание о поддержке психотехнического журнала, Психотехнического общества и издания литературы по психотехнике.

Доклад И.Н. Шпильрейна на фракции ВКП(б) Всероссийского психотехнического общества и до­кладная записка, направленная в ЦК ВКП(б) и Глав-науку, — единственный и последний партийный до­кумент, содержавший конструктивные и позитивные предложения о развитии психотехники. Он мог быть подготовлен и направлен в ЦК ВКП(б) при масштаб­ном размахе психотехнического движения в СССР и существенных достижениях новой области, научной и практической деятельности. Работу по прикладной психофизиологии и психотехнике вели 104 организа­ции семи наркоматов. В отраслях промышленности, где проявлялся интерес к психотехнике, проводились совещания. Так, в 1932 г. по инициативе Всероссий­ского психотехнического общества и Института кад­ров «Угля» состоялось в Донбассе совещание по пси­хотехнике в угольной промышленности, в котором приняли участие И.Н. Шпильрейн, В.М. Коган, А.И. Розенблюм и другие ведущие психотехники страны. С.Г. Геллерштепн и С.Г. Дубец выступили с докладом «Задачи психотехники в угольной про\ш-шлешюстн». Сводный доклад бригады о планах ра­бот по психотехнике на 1932—1933 гг. и о направле ниях работ на вторую пятилетку Института кадров «Угля» и Института организации безопасности труда сделал М.Ю. Сыркин.

Реакция ЦК ВКП(б) на докладную записку не могла не последовать и не только потому, что в ней обоснованно утверждалось — «необходима государ­ственная регламентация деятельности психотехни­ков» [43, с. 315]. Сотрудники ЦК ВКП(б), знакомив­шиеся с докладной запиской, находились, как можно предположить, если не в шоке, то в недоумении. В стране развилось мощное движение трудящихся и интеллигенции без какого-либо влияния марксизма, руководства партии и без государственной регла­ментации. В докладной записке слов таких нет, если не считать шестого пункта раздела «Предложения», где говорится: «классовая линия, которая при ны­нешней организации подбора не может быть гаран­тирована» [43, с. 318]. Имелся в виду профподбор в школы ФЗУ, проводимый преимущественно с по­мощь тестов на интеллект, Не меньшее удивление в ЦК ВКП(б), несомненно, вызвало известие, что в психотехническом движении вот-вот возникнет, опять же без указанного влияния и руководства, но­вая научная и практическая дисциплина, отличная от психологии, которую, как подчеркивали авторы записки, «ни в коем случае нельзя рассматривать только как область философского исследования» [43, с. 315]. С этого момента партия берет в свои ру­ки судьбы психотехники.

В руководящих кругах партии не оставалось и те­ни сомнения, что наиболее идеологически опасным явлением в психологии стала психотехника. Свою сплоченность и теоретическую зрелость психотехни­ки продемонстрировали, дав отпор неуклюжим по­пыткам К.Н. Корнилова и А. Таланкина дискредити­ровать профессиональный подбор и психотехнику и тем самым опорочить Л.С. Выготского за его статью «Психологическая наука в СССР». После этого пси­хотехники с удвоенной энергией продолжали разви­вать свое детище. Л.С. Выготский, выступив откры­то теоретиком и методологом психотехники, связы­вал с ней коренную перестройку психологии. Такого теоретика и методолога в мировой психотехнике не было. При методологическом усилении психотехни­ка превращалась в серьезное научно-практическое направление, фактически демонстрировавшее воз­можность нормального развития науки вообще и психологии в частности, а не того, которое насажда­лось догматическим марксизмом и его начетчиками в 20-30-е гг. XX в.

В таких случаях партия прибегала к экстренным мерам. В 1929 г. И.Н. Шпильрейну предлагают вы­ступить с докладом в идеологическом учреждении Коммунистической академии, а в следующем году — Л.С. Выготскому на тему «Педология и психотехни­ка». Таким образом, докладной запиской психотехни­ки вызвали «огонь на себя». Не следует забывать, что в 1928 г. достигла апогея борьба Сталина и Троцкого и началась расправа с последним, который по направ­ленности своей деятельности не мог относиться отрицательно к развитию психотехники. Будучи вы­дающимся организатором науки и членом партии, И.Н. Шппльрейн точно определил или, может быть, почувствовал необходимость обращения по партий­ной линии в ЦК ВКП(б) именно в 1928 г. Не случай­но, что именно в этом году Л.С. Выготский разверну­то выступил по проблемам психотехники. К данному времени психотехническое движение в стране приоб­рело поистине государственный размах и зримо про­явилась социально-экономическая значимость всех практических задач, решаемых психотехникой. Ни НКТ, ни отдел психотехники Института охраны тру­да, ни Психотехническое общество в отдельности и вместе взятые не могли уже справиться с грандиозно­стью того общенародного дела, которое они породи­ли. Время обращения психотехников в ЦК ВКП(б) связано еще и с тем, что в стране резко менялась по­литическая обстановка. В начале 1928 г. Сталин уст­роил показательный судебный процесс над инжене­рами — якобы участниками вредительской организа­ции, действовавшей в Шахтинском и других районах Донбасса. В конце 1927 г. на XV съезде партии Троц­кий, Каменев и Зиновьев были исключены из рядов ВКП(б). В начале 1928 г. Троцкого выслали в Алма-Ату, а всех его сторонников — в разные места страны. Направляя докладную записку в ЦК ВКП(б), лидеры психотехнического движения надеялись, что в 1928 г. партийное руководство одобрит проделанную работу и поддержит все их предложения. Тем более, что пер­вый партийный документ в сфере психотехники но­сил строго деловой и конструктивный характер.

Однако обсуждение в 1929 г. доклада И.Н. Шпиль-рейна «Психотехника в реконструктивный период» в Коммунистической академии планировалось как раз­гром психотехники, так как попытка А. Таланкина на­нести смертельный удар по ней не увенчалась успехом. К.Н. Корнилов направил для участия в обсуждении до­клада И.Н. Шпильрейна ученого секретаря института Ф.А. Ковтунову и своего аспиранта Н.Ф. Курманова, который, по словам его учителя, хорошо уже подготов­лен для обоснования марксистской психологин [33], а также научных сотрудников Н.А. Рудика и М.Н. Бело-копытову.

В сложной и опасной для психотехники ситуации И.Н. Шпильрейн принимает единственно правиль­ное решение — не защищаться и говорить о научных и практических достижениях, а упредить погромные выступления и занять наступательную позицию и прежде всего по отношению к МГИЭП, что ему бле­стяще удалось, в том числе и благодаря выдающимся бойцовским качествам.

Обсуждение доклада создавало впечатление на­учного анализа состояния и перспектив развития психотехники. О ее разгроме прямо не говорилось. Основной удар наносился по дифференциальной психологии В. Штерна, от которой, по предложению ряда выступавших и прежде всего сотрудников МГИЭП, психотехника должна отказаться. И.Н. Шпильрейн сразу же понял замысел организа­торов обсуждения его доклада. «Штерн дал систему дифференциальной психологии, — говорил он в за­ключительном слове, — и психотехники пользуются его работой потому, что без дифференциальной пси­хологии нельзя строить психотехнику» {подчеркну­то В.М.). И затем добавил: «Когда у нас будет марк­систская дифференциальная психология, которую, может быть, понимает кто-нибудь из выступавших товарищей, то тогда мы, конечно, книжку Штерна положим на полку для исторических справок, а за­ниматься будем по этому учебнику марксистской дифференциальной психологии» [69, с. 196]. Умест­но напомнить, что в 1929 г. публикуется содержа­тельный и интересный сборник статей «Элементы дифференциальной психологии» под редакцией К.Н. Корнилова. В книге отмечается, что «основате­лем дифференциальной психологии признается Ви­льям Штерн» [74 , с. 9] и приводится много выдер­жек из его книг.

Л.С. Выготский не был на докладе И.Н. Шпнль-рейна, так как после него он должен выступать в той же Коммунистической академии. Поэтому, как нам представляется, ему важно знать результаты обсуждения доклада Шпильрейна, не принимая участия в нем. Выготский понимал, как следует из содержания его доклада, что его, как и Шпильрей­на, идеологически тестируют на случай возможной ликвидации психотехники и педологии. Принимая во внимание, что Шпильрейн и его коллеги дали достойный отпор попытке ликвидации психотехни­ки, Выготский, позитивно оценивая развитие пси­хотехники, в докладе основное внимание уделяет педологии и методологически блестяще обосновы­вает необходимость и возможность дальнейшего ее развития как науки о целостном развитии ребенка, без связи с которой не может полноценно разви­ваться детская психология. Нетрудно заметить, что такой же методологический ход применим и по от­ношению к психотехнике и психологии труда. Од­новременно, извлекая урок из обсуждения доклада Шпильрейна, Выготский упреждает события и за­являет: «И если бы мы сейчас с вами, например, проголосовали бы здесь, что педология как само­стоятельная наука не может существовать, прекра­тили бы всякие педологические исследования, то мы не могли бы вычеркнуть из действительности того ее разреза, того рода связей, которые без педо­логии никогда другой наукой не могут изучаться. А если они будут изучаться другой наукой, то она будет той же самой педологией, только носящей другое имя» [10, с. 175].

Ведущая роль в попытке разгрома психотехники отведена была Н.Ф. Курманову, который после об­суждения доклада И.Н. ^ Шпильрейна опубликовал в 1930 г. статью, обнажая «антимарксистскую» сущ­ность психотехники. Шпильрейн считал необходи­мым сразу же в этом году обстоятельно и бескомпро­миссно ответить на критику. В связи с преждевре­менной смертью Курманова в уже подготовленном для печати тексте статьи Шпильрейн опустил все, что касалось разбора его научных работ, хотя сде ланный анализ мог оы оолее выпукло представить профессиональный облик психолога, «умевшего. — по словам Корнилова, — защитить проводимую им идеологию от всякого рода извращений и натисков» [33, с. 2S9]. Примечательно замечание В. Боровско­го, который при поступлении Курманова в аспиран­туру в МГИЭП оценивал его вступительный реферат и столкнулся с большими затруднениями: «Рядом с Оригинальными мыслями — места просто неграмот­ные» [4, с. 291]. Об этом же свидетельствует и раз­бор Шпнльрейном критических замечаний в свой адрес аспиранта Корнилова.

Создавая видимость объективного научного ана­лиза, Н.Ф. Курманов разбирает доклад И.Н. Шппль-рейна «Психотехника в реконструктивный период» на Всесоюзном съезде по изучению поведения чело­века (Ленинград, 25 января — 1 февраля 1930 г.), а не тот же доклад, состоявшийся в 1929 г. в Коммунис­тической академии. Одновременно данным выбором демонстрируется, что И.Н. Шпнльрейн не сделал ка­ких-либо серьезных выводов из критического об­суждения доклада в 1929 г., хотя его доклад на съез­де отнесен был к числу «дававших непосредствен­ную установку для работы всего съезда» [1, с. 225]. Он значился среди докладов философов Н.К. Луп-ггола, Н.А. Карева, а также психологов, физиологов, педологов А.Б Залкинда, К.Н. Корнилова, Л.М. Ро-зенштейпа. И.Д. Сапира, С.С. Моложавого. «Раз­вернувшаяся на съезде работа. — констатирует С. Антонюк, — дала победу марксистской психоло­гии. Механистические тенденции, вскрывшиеся на съезде (доклад проф. А.Г. Иванова-Смоленского и доклад П.К. Анохина), получили отпор» [1, с. 226}. В числе подвергшихся остракизму доклад И.Н. Шпильрейна не значился.

После съезда, продолжая насаждать догматический марксизм в психологии, К.Н. Корнилов и Н.Ф.

gosudarstvo-i-pravo-yuridicheskie-nauki-byulleten-novih-postuplenij-za-noyabr-2003-goda.html
gosudarstvo-i-pravo-yuridicheskie-nauki-rmacionnie-resursi-belarusi-katalog-vipusk-8-elektronnaya-versiya-minsk.html
gosudarstvo-i-religiya-v-dagestane.html
gosudarstvo-izrail.html
gosudarstvo-ne-zainteresovano-v-zdorove-reshenie-demograficheskoj-problemi.html
gosudarstvo-obshestvo-cerkov-v-epohu-patriarha-nikona.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nesluchajnie-paroli-generiruemie-mashinoj-issledovaniya-pered-vzlomom.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urok-viktorina-what-where-when-po-teme-moskva.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rannim-utrom-odinnadcatogo-sentyabrya-7145-goda-na-pristani-ostrova-kulzya-stoyal-koldun-v-golubom-plashe-na-gorizonte-uzhe-pokazalas-kurerskaya-aldareya-iz-seroj-stranica-18.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/pros-tojsekre-t.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/buhgalterskij-finansovij-uchet.html
  • thescience.bystrickaya.ru/himiya-v-biologii-medicine-i-v-proizvodstve-lekarstvennih-veshestv.html
  • lecture.bystrickaya.ru/45-narushenie-raboti-zhkt-mifi-i-realnost.html
  • college.bystrickaya.ru/0110-elektroenergiya-stranica-18.html
  • studies.bystrickaya.ru/chuma-plotoyadnih.html
  • knigi.bystrickaya.ru/respublika-tadzhikistan-i-vto-voprosi-soglasovaniya-interesov.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kniga-predvaritelnij-obzor-kniga-nekotorie-osnovnie-ponyatiya-stranica-53.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kniga-pervaya-4-stranica-20.html
  • institut.bystrickaya.ru/uchebnij-rabochij-plan-po-napravleniyu-130500-neftegazovoe-delo-kvalifikaciya-stranica-4.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tajland-chast-3.html
  • bukva.bystrickaya.ru/nachalnik-departamenta-obshego-obrazovaniya-rektor-toipkro-stranica-4.html
  • credit.bystrickaya.ru/ponyatie-konflikta-ego-sushnost-chast-2.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razdel-iv-obshi-polozheniya.html
  • literature.bystrickaya.ru/chajkovskij-am-nazvanie-knigi.html
  • control.bystrickaya.ru/budte-bditelni-gromkoe-nazvanie-novostrojki-ne-garantiruet-chistotu-prodazh.html
  • desk.bystrickaya.ru/otchet-po-vospitatelnoj-rabote-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
  • college.bystrickaya.ru/12-vodnie-resursi-2009-2010-13-voprosi-ihtiologii-2009-2010.html
  • letter.bystrickaya.ru/novgorodskaya-oblast.html
  • doklad.bystrickaya.ru/valyutnij-kurs-ponyatie-i-kursoobrazuyushie-faktori-zakon-denezhnogo-obrasheniya-valyutnaya-sistema-eyo-vidi-i-elementi.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zheleznodorozhnogo-transporta.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programmnaya-sistema-prognozirovaniya-sostoyanij-kompyuternoj-seti-16-nedel.html
  • reading.bystrickaya.ru/leumettk-pedagog-izmetn-turali-isasha-malmat-beru.html
  • thesis.bystrickaya.ru/praktiko-orientirovannoe-socialno-ekonomicheskoe-obrazovanie.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/k-g-isupov-m-m-bahtin-cherti-universalizma.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-disciplini-po-kafedre-avtomatiki-i-sistemotehniki-informacionnie-tehnologii.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/trebovaniya-nout-k-prinyatiyu-upravlencheskih-reshenij-v-organah-gosudarstvennoj-i-municipalnoj-vlasti-rossii.html
  • diploma.bystrickaya.ru/vliyanie-kislotnih-osadkov-na-biosferu-zemli.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-literature-osnovnoe-obshee-obrazovanie-8-v-klass.html
  • institut.bystrickaya.ru/talskih-v-n-mitropolskij-o-v-reakciya-biologicheskogo-raznoobraziya-na-izmenenie-klimata-i-meri-adaptacii-posledstviya-izmeneniya-klimata-v-uzbekistane-meri.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vozvrashenie-sherloka-holmsa-stranica-10.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nauchno-issledovatelskie-raboti-studentov-2009-goda-po-razdelu-ekonomicheskie-nauki-sostav-komissii-ngtu.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.