.RU

Институционализация социальной ответственности бизнес-сообщества в современной россии 22. 00. 04 - социальная структура, социальные институты и процессы


На правах рукописи


СУКИАСЯН Артур Хачатурович


ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
БИЗНЕС-СООБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ


22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Волгоград
2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении
высшего профессионального образования
«Волгоградский государственный университет»


^ Научный руководитель доктор социологических наук, профессор

Кирьянов Владимир Иванович


Официальные оппоненты: доктор социологических наук, доцент

Дулина Надежда Васильевна


кандидат социологических наук

Гузев Антон Михайлович


^ Ведущая организация: Российский государственный институт интеллектуальной собственности.


Защита состоится «12» ноября 2008 г. в 15-00 на заседании диссертационного совета Д212.029.06 при Волгоградском государственном университете по адресу: 400062, г. Волгоград, Университетский проспект, 100, ауд. 2-05 «В».


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного университета по адресу: 400062, г. Волгоград, Университетский проспект, 100.


Автореферат разослан «____» ______________ 2008 г.


Ученый секретарь

д


иссертационного совета Д212.029.06

доктор политических наук, доцент С.А. Панкратов


^ I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Концепция социальной ответственности стала релевантной частью корпоративной культуры многих современных компаний, и она кардинальным образом меняет роль бизнес-сообщества в современном мире. Идеи корпоративной социальной ответственности выражают устремленность бизнес-сообщества к удовлетворению потребностей широких слоев граждан, приведению капитализма к более гуманному и социально справедливому состоянию. Доктрина корпоративной социальной ответственности вполне соотносится с концепцией четырех своеобразных «и»: институтов, инфраструктуры, инноваций, инвестиций, составляющих основу государственной политики на современном этапе. Потому что в рамках данной концепции предполагается модернизация инфраструктуры и снижение налогового бремени в целях стимулирования инноваций и частных инвестиций в человеческий капитал посредством привлечения к участию бизнес-сообщества в решении данных задач.

Социологизированные представления относительно корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества детерминируются потребностью поиска способов усиления роли бизнес-сообщества в процессах социальной консолидации и оснований социального признания или подтверждения законности полномочий (легитимации) бизнеса посредством формирования, развития и поддержания социальной инфраструктуры.

Подавляющее большинство российских компаний осуществляют политику корпоративной социальной ответственности бизнеса с целью повышения своего делового имиджа, инвестиционной привлекательности, приобретения доверия заинтересованных групп (потребителей, персонала, территориального сообщества и социума в целом). Однако данная политика, как правило, реализуется спорадически, и в этой связи у компаний отсутствует единая концепция осуществления социально-ответственного бизнеса. На современном этапе развития отдельные российские компании (в особенности крупный бизнес) предпринимают действия по внедрению международных принципов прозрачности, экологической безопасности, трудовых отношений и т. д., но они вынуждены реализовать свою социальную политику в контексте превалирования неформальных практик с акцентом на ассистенциализм относительно взаимодействия по линии власть – бизнес-сообщество. Подобный контекст ограничивает свободу действий бизнес-сообщества в свете реализации собственных социальных инициатив, вследствие чего действия бизнес-сообщества нередко характеризуются компульсивностью.

Такое положение во многом обусловлено: а) недостаточной проработанностью государственной политики формирования корпоративной социальной ответственности; б) несформированностью конгруэнтной системы социальных экспектаций бизнеса, государства и общества; в) дизъюнкцией сопоставимых показателей, позволяющих сравнивать успехи отдельных компаний в области корпоративной социальной ответственности. Тем не менее в целях развития практик корпоративной социальной ответственности Российский союз промышленников и предпринимателей разработал базовые индикаторы, отвечающие международным рекомендациям в этой сфере, и, одновременно с этим, данные показатели адаптированы к российским реалиям и законодательству.

^ Степень разработанности темы. Категория ответственности в своей эволюции знаменует собой целую серию исторических событий. Содержательная наполненность категории ответственности сформировала новое представление о субъекте ответственности в лице определенной социальной группы, общности. В этой связи заслуживают особого внимания концепции таких авторов, как К.-О. Апель, Х. Ленк, Г. Рополь, актуализировавшие концепты корреального обязательства и превентивной ответственности. В частности, Х. Ленк предлагает институционализированную модель распределения ответственности в группе, которая предполагает антиципацию посредством правового и организационного закрепления действий субъектов в системе социальных отношений, что способствует не только интеграции индивидуума в социальное сообщество, но и разделению и минимизации рисков применительно к индивиду.

Теоретическое обоснование концепции корпоративной социальной ответственности содержится в работах таких авторов, как Г. Боуен, К. Девис, Р. Бломстром, Дж. МакГуир, С. Сети, А. Керолл, М. Веласкес, К.Е. Годпастер, Ж. Мэтьюз-мл., Б. Когут, А. Спайсер, А. Крейн, Д. Мэттен, К. Мартин, Ж. Мун, М. Фридман.

Концептуальные изыскания относительно интерпретации институционализации нашли отражение в исследованиях Т. Парсонса, П. Бергера, Т. Лукмана, Н. Лумана. Т. Парсонс определяет сущность процесса институционализации посредством социальной структуры, П. Бергер и Т. Лукман раскрывают содержание данного процесса сквозь призму функции социального контроля и т. д.

Вместе с тем изучение и поиск путей решения проблем формирования корпоративной социальной ответственности в современной России находится на этапе становления. Институционализм как методологический подход к исследованию социально-экономических структур и соответствующих проблем представлен в трудах таких авторов, как А.Н. Нестеренко, Р.И. Капелюшников, В.Л. Тамбовцев, В.В. Радаев. Теоретические и методологические способы обоснования социально-ответственной деятельности предприятий в рамках институционального механизма экономики реализуются также в коллективной монографии под руководством О.В. Иншакова. В качестве отдельного блока можно выделить работы А.Е. Благова, И.С. Семенеко, С.Е. Литовченко, А.Е. Костина, Е. Филипповой, С.В. Ивченко, М.И. Либоракиной, Т.С. Сиваевой, В.Л. Иноземцева, Ю.А. Левады, С.П. Перегудова, А.П. Прохорова, корреспондирующих институт корпоративной социальной ответственности с российской действительностью. Теоретико-методологические основания социокультурного подхода, учитывающего нормативно-ценностные установки социума, анализируются А.С. Ахиезером, Н.И. Лапиным, Ж.Т. Тощенко, Н.Е. Тихоновой, Д.Ф. Тюриным и др.

Так как социальная ответственность бизнес-сообщества находится в фарватере социального окружения, в том числе и государства, то в последнее время обозначился ряд исследований, посвященных взаимодействию бизнеса и государства. Среди них следует отметить труды таких авторов, как М. Ходжес, С. Вулкок, С. Бергер, Ф. Шмиттер, Т.Е. Ворожейкина, А.Ю. Зудин, М.В. Урбан и др.

Однако, несмотря на значительное количество исследований различных аспектов феномена социальной ответственности бизнес-сообщества в отечественной и зарубежной литературе, недостаточно разработанными остаются идеи социологизации данного явления, что предопределяет потребность в дополнительных научных исследованиях.

^ Объектом исследования является бизнес-сообщество в современной России.

Предметом исследования выступают институциональные характеристики социальной ответственности отечественного среднего и крупного бизнес-сообщества.

^ Цель диссертационного исследования заключается в выявлении особенностей институционализации социальной ответственности бизнес-сообщества в современной России сквозь призму социокультурных детерминант.

Реализация указанной цели предполагает решение следующих задач:

1. Проследить генезис категории социальной ответственности.

2. Раскрыть процесс эволюции института социальной ответственности бизнес-сообщества.

3. Охарактеризовать условия институционализации модели социальной ответственности бизнес-сообщества в современной России.

4. Выявить основные характеристики институционализации социальной ответственности бизнес-сообщества на федеральном и региональном уровнях.

^ Теоретико-методологические основы исследования. Проблемы институционализации социальной ответственности бизнес-сообщества исследуются автором в рамках институционально-эволюционного (А.Н. Нестеренко, Р.И. Капелюшников, В.Л. Тамбовцев, В.В. Радаев) и социокультурного (А.С. Ахиезер, Н.И. Лапин, Н.Е. Тихонова) подходов. Обоснование теоретических положений и аргументация выводов осуществлялись диссертантом посредством системного подхода, в рамках которого использовались следующие общенаучные методы: анализ и синтез, дедукция и индукция, компаративный.

^ Эмпирической основой исследования послужили следующие материалы:

1. Социологическое исследование фонда «Институт экономики города» «Факторы формирования социальной ответственности бизнеса», январь 2001 г. – март 2003 г., при поддержке Агентства США по международному развитию 1.

2. Исследование Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» «Социальная ответственность бизнеса – опыт России и Запада», Москва, 2004 г.2

3. Исследование, проведенное Национальным инвестиционным советом совместно с Институтом комплексных социальных исследований РАН «Крупный российский бизнес: социальная роль и социальная ответственность (позиция населения и оценки экспертов)», Москва, 2005 г.3

4. Исследование ВЦИОМ «Рейтинг социально-ответственных компаний», 2006 г.4

5. Исследование ВЦИОМ «Состояние делового климата в России», 2007 г.5

6. Материалы гранта «Способы рекрутации политической элиты Волгоградской области, 2007–2008»6, где автор является исполнителем. Кроме того, было проведено собственное эмпирическое исследование – полустандартизированный экспертный опрос представителей бизнес-сообщества Волгоградской области «Институционализация социальной ответственности бизнес-сообщества Волгоградской области» (Волгоградская область, февраль – июль 2007 г., выборка 49 человек). Отбор респондентов-экспертов осуществлялся методом фильтрующего опроса. Всего было опрошено 85 представителей бизнес-сообщества. Результаты, полученные в ходе экспертных интервью, обработаны с использованием программных продуктов «Microsoft Excel» и «Statistical Package for the Social Sciences».

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. Основанием социальной ответственности является социальное действие, которое характеризуется преднамеренностью, мотивированностью и ориентированностью на другого (других). Феномен социальной ответственности следует рассматривать в разрезе аксиологии, так как в праксиологическом плане социальная ответственность зиждется, как правило, на утилитаризме, прагматизме. Так как ценность и социокультурные нормы, которые являются конформными, могут и не совпадать, то подобные действия классифицируются как целенаправленные, в отличие от ценностно-направленных действий, предполагающих примат ценности над целью. В связи с этим актуальным представляется симбиоз ценностно- и целерационального действия относительно формирования корпоративной социальной ответственности.

2. Корпоративная социальная ответственность – восприятие бизнес-сообществом долга осуществлять на добровольной основе вложения в развитие социума, выходящее за рамки определенного законом минимума и выражающееся в виде соразмерной (сбалансированной) рациональной оценки компанией системы амбивалентных экспектаций заинтересованных сторон. Институт корпоративной социальной ответственности эволюционировал от концепции «компании собственников» и «концепции участия» к синтезу обеих доктрин с актуализацией такого концепта, как «корпоративный гражданин». Несмотря на продолжающееся развитие концепции корпоративной социальной ответственности, эксплицитно следующее: корпоративная социальная ответственность добровольна, но реализация ее практик не осуществляется по собственному усмотрению (не дискреционна); она нормативна, хотя не подразумевает обязательного правового закрепления.

3. В России формируется специфическая модель социальной ответственности, ориентирующаяся на государство, собственников и персонал. Согласно данной модели в большинстве случаев бизнес-сообщество инициирует социально значимые проекты сквозь призму запросов органов государственной власти, муниципалитетов в отсутствие целесообразной законодательной базы для реализации подобных практик. На институционализацию корпоративной социальной ответственности в современной России оказывают влияние следующие факторы: особенности социокультурных составляющих сознания, характеризующегося как холистическое, интуитивное и противопоставленное механистическому, редукционистскому; традиции патерналистского управления – высокие социальные экспектации при инерционности социума и социальном нигилизме; административно-бюрократическая культура – формирование и содействие многообразной системе неформальных отношений между властными структурами и бизнес-сообществом; рассогласованность приоритетов в иерархии ценностей; низкий уровень культуры доверия в триумвирате «бизнес – общество – государство» в силу декаденции.

4. Перспективы институционализации корпоративной социальной ответственности на региональном уровне связаны с ревизией последовательности и связи компонентов доктрины корпоративной социальной ответственности; созданием фондов местного сообщества, выступающих как катализатор артикуляции социальных интересов; диверсификацией грантов общественным объединениям на конкурсной основе под проекты социальной направленности с высокой периодичностью; формированием механизма социальных инвестиций; применением компаниями в своей деятельности стандартизированных социальных отчетов как цивилизованного способа диалога с социумом и властью. На федеральном уровне перспективным представляется формирование новой системы государственного регулирования корпоративной социальной ответственности, выражающейся в оказании влияния на социальное развитие в той мере, в какой бизнес-сообщество не может адаптироваться к изменившимся обстоятельствам деятельности, посредством обеспечения законодательных гарантий константности и долговременности подобной политики; законодательное закрепление механизма преференций и зачетов за ответственное поведение компаний перед обществом; а также преодоление дивергенции между значительным диапазоном накопившихся социокультурных изменений и несоответствующим уровнем институционального развития.

^ Научная новизна диссертационного исследования:

1. Раскрыта эволюция категории социальной ответственности в отношении ее социологического содержания в свете социального действия, нормы и социальной санкции, направленной на обеспечение соответствующего исполнения прескрипций, связанных с социальной ролью.

2. Охарактеризована трансформация института корпоративной социальной ответственности под влиянием государства и структур гражданского общества.

3. Выявлены особенности моделей корпоративной социальной ответственности в ходе сравнительного анализа США, Европы и России, связанные с функциональной зависимостью между бизнесом, некоммерческими организациями и государством.

4. Проанализированы характеристики, позволяющие проследить особенности институционализации социальной ответственности бизнес-сообщества на региональном уровне на примере Волгоградской области, а также предложены перспективные направления усовершенствования процесса институционализации социальной ответственности бизнес-сообщества.

^ Теоретическая и практическая значимость исследования. Данное диссертационное исследование способствует дополнению и развитию потенциала социологического понимания корпоративной социальной ответственности российского бизнес-сообщества как феномена конструкции системы мониторинга гражданского общества. Теоретические и эмпирические материалы, выводы могут применяться в работе органов государственного и муниципального управления в целях оптимального выстраивания отношений в триумвирате «государство – бизнес – общество». Результаты исследования могут найти применение в преподавании учебных дисциплин, при разработке элективных курсов и учебно-методических материалов.

^ Апробация результатов исследования. Результаты исследования представлялись в виде научных докладов и сообщений на конференциях, семинарах, заседаниях круглых столов международного, федерального и регионального уровней. Среди них: IV международная конференция «Человек в современных философских концепциях» (Волгоград, 2007), сообщение на тему «Социальная ответственность бизнеса в информационном обществе»; международная научно-практическая конференция «Современное общество: актуальные проблемы и тенденции развития» (Волгоград, 2007) –«Политическое развитие российского общества и бизнес-элиты в контексте централизации»; всероссийская научная конференция «Перспективы политического развития России» (Саратов, 2007) – «Эволюция политического режима как своеобразный барометр состояния бизнес-элиты»; региональная научная конференция «Взгляд молодых исследователей на современные социально-экономические проблемы» (Волгоград, 2007) – «Бизнес-элита – власть – регионы: контуры формирующейся системы»; II международная конференция «Социология инноватики: социальные механизмы формирования инновационной среды» (Москва, 2007) – «Корпоративная социальная ответственность как социальная политика инновационного типа»; всероссийская научно-практическая конференция «Россия как социальное и правовое государство: в поисках оптимальной модели» (Майкоп, 2008) –«Корпоративная социальная ответственность бизнес-сообщества как атрибут социального правового государства»; межрегиональная научно-практическая конференция «Проблемы модернизации региона в исследованиях молодых ученых» (Волгоград, 2008); XV международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2008).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социологии факультета философии и социальных технологий Волгоградского государственного университета.

Публикации. Основное содержание работы отражено в двенадцати научных публикациях общим объемом 3,1 п. л., из них две работы опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

^ Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых включает по два параграфа, заключения, библиографического списка и приложения.


^ II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, аргументируется научная новизна, освещаются теоретическая и практическая значимость проведенного исследования и апробация работы.

^ Первая глава – «Корпоративная социальная ответственность: генезис категории» – посвящена анализу исследований категории ответственности и института корпоративной социальной ответственности. В ней определяются теоретические подходы к осмыслению категории ответственности в разрезе социологического дискурса, а также методологические особенности изучения института корпоративной социальной ответственности.

^ В первом параграфе первой главы – «Этимология категории социальной ответственности в социологическом дискурсе» – диссертантом синтезируется многообразие экспликаций к анализу категории ответственности, определяются теоретические предпосылки социологического дискурса относительно феномена ответственности, а также раскрывается содержание категории социальной ответственности в свете категориального аппарата социологии.

Проблема ответственности была актуальной для мыслителей разных эпох (античности, Средневековья и т. д.), интерпретировавших ответственность как обязанность и готовность субъекта отвечать за совершенные действия, поступки и их последствия. Система представлений, основных концептуальных установок XX в. способствовала новому постижению значения ответственности в виде апофегмы: ответственным может быть не только индивид, но и социальная группа, общность (концепции таких авторов, как Апель, Рополь, Ленк и т. д.). В этом хронологическом срезе значение категории ответственности заключается в том, что зарождается своеобразная система действий индивидов – социальное сообщество. Каждый член сообщества, совершая свои действия, принимает во внимание реакцию других, их потребности и цели, учитывая сложившиеся в сообществе ценности, нормы, законы. В данном контексте вопрос об ответственности имеет непосредственное отношение к лейтмотиву социологического дискурса – формированию и функционированию социальных институтов. В связи с этим представляет научный интерес анализ института социальной ответственности бизнес-сообщества, выявление ее уровней и функций.

Автор особое внимание уделяет основополагающим работам таких исследователей, как Г. Боуен, К. Девис, П. Френч, Р. Бломстром, Дж. МакГуир, С. Сети, А. Керолл, которые последовательно привносили новшества в содержание категории социальной ответственности бизнес-сообщества. Но именно подход А. Керолла получил широкий резонанс в силу придания определенной формы, логической стройности концепциям вышеобозначенных авторов. Следовательно, особого внимания заслуживает система «ответственностей» компании по отношению к соответствующим ожиданиям заинтересованных сторон А. Керолла, в которой фундируется полисубъектный характер интерпретации корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества, то есть бизнес в таком формате проявляет первые признаки социального действия, отдавая приоритет учету ожидания заинтересованных групп (ориентация на другого) как основанию институционализации своих отношений. Необходимо также отметить то, что А. Керолл, консеквентно определяя уровни корпоративной социальной ответственности, считал релевантной дискреционную ответственность, под которой подразумевал комплементарную волю бизнеса, выражающуюся в выполнении социальных обязательств, выходящих за рамки требований закона, одновременно с обязательствами, маркированными в законе.

Филиация идей А. Керолла прослеживается в работах таких авторов, как К. Годпастер и Дж. Мэтьюз-мл., рассматривающих корпорацию в качестве морального агента, придавая особое значение феномену морального рассуждения, характеризующегося рациональностью и уважением к окружающим (рациональный отзыв компании на систему амбивалентных экспектаций заинтересованных сторон). В этой связи диссертантом социальная ответственность рассматривается как социальное действие, способствующее снижению социальной энтропии. Социально-ответственное поведение характеризуется аккумуляцией позитивных факторов в разрезе социальных преференций, благ, которые впоследствии могут быть признаны или подтверждены обществом как социально релевантные, тем самым педализируя такое свойство бизнес-сообщества, как эквифинальность, то есть присущий бизнесу континуально повторяющийся поиск конкурентных преимуществ.

^ Во втором параграфе первой главы – «Институт корпоративной социальной ответственности как объект социологического анализа» – рассматривается специфика становления и формирования института корпоративной социальной ответственности в свете институционально-эволюционного и социокультурного подходов. Методологическое обоснование сути корпоративной социальной ответственности автором рассматривается с позиции сочетания социокультурного и институционально-эволюционного подходов, так как институциональная система наряду с формальными и неформальными правилами включает в себя также и культурные традиции и ценности.

В этой связи социокультурные установки, которые представляют экстернальную среду деятельности компании, детерминируют менталитет и стереотипы конформного поведения. Деятельность компании находится в орбите социального риска и ответственности и в этой связи вынуждает реагировать на общественную оценку своих действий. Важным является комплекс фактических ожиданий отношений, которые актуализируются в контексте социальной роли бизнес-сообщества и как таковые могут рассчитывать на социальный консенсус.

В настоящее время институт корпоративной социальной ответственности есть амбивалентное многообразие как взаимодополняющих, так и альтернативных концепций. Однако эксплицитно следующее: институт корпоративной социальной ответственности эволюционировал от концепции компании собственников и теории участия к их органичной контаминации с акцентуацией корпоративного гражданства. Концепция компании собственников ориентирована на стремление руководства компании извлечь максимальную прибыль, то есть примат интересов собственников над социальными. Социальная деятельность является моральным правом руководства компании, зафиксированным в кодексах компании. Теория участия рассматривает компанию как сообщество, в рамках которого собственники взаимодействуют с заинтересованными группами (потребители, клиенты, инвесторы, структуры гражданского общества и т. д.), а социальная ответственность является итогом их корпоративных (солидарных) действий.

Дальнейшая индоктринация исходной концепции способствовала генезису теории «корпоративного гражданства», представляющей собой новую парадигму взаимоотношений общества в целом и компании, которая является активным реципиентом запросов социума. В рамках такого подхода идея социальной прибыли превалирует над экономическим приращением. Поэтому корпоративные социальные программы не устремлены, почти без исключений, на получение субсидиарной прибыли, тем не менее их исполнение способствует генерированию не только социального, но также и экономического эффекта. В большинстве случаев последний обнаруживается сквозь призму улучшения реноме, укрепления доверия со стороны заинтересованных лиц и формирования вполне положительного и устойчивого антуража для бизнес-сообщества (см. рис. 1).





Рис. 1. Архитектоника уровней корпоративной социальной ответственности


В связи с этим действия руководства компании, направленные на получение новых результатов в свете соответствия системы представлений компании социуму, должны учитывать транспозицию, прежде всего, от социальной сферы к определению экономической политики.

Среди различных групп влияния выделяют так называемый кластер «внутренних и внешних стейкхолдеров (заинтересованных сторон)», в который включают акционеров, инвесторов, персонал, поставщиков, потребителей, а также территориальные сообщества, СМИ, некоммерческие организации, фискальные и государственные органы. Кроме того, предлагается авторская методика оценки степени институциональной оформленности корпоративной социальной ответственности. Следовательно, социологическое понимание корпоративной социальной ответственности сводится к необходимости формирования, развития и поддержания социальной инфраструктуры общества.

^ Во второй главе – «Особенности формирования социальной ответственности бизнес-сообщества в современной России» – раскрываются характерные черты и тенденции институционализации российской модели социальной ответственности бизнес-сообщества, а также специфика институционализации корпоративной социальной ответственности на региональном уровне на примере Волгоградской области.

^ Первый параграф второй главы – «Российская модель корпоративной социальной ответственности» – посвящен анализу российской модели корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества в свете компаративного анализа моделей корпоративной социальной ответственности США и Европы, а также сквозь призму взаимодействия власти и бизнес-сообщества.

Взаимодействие власти и бизнес-сообщества является своеобразным барометром состояния гражданского общества, а институционализация отношений бизнес-сообщества и государства происходит под давлением групп гражданских инициатив. Характер взаимоотношений между властью, бизнесом и обществом в современной России детерминируется социокультурным расколом. Квинтэссенция данного феномена состоит в том, что самопроизвольно усиливающаяся социальная дифференциация не была перманентно уравновешена формированием интегративных систем, функционирующих в соответствии с принципом обратной связи. Поэтому только государство выступало как единственный интегратор, притом наименее легко поддающийся изменениям, преобразованиям. И в этой связи социальная деятельность бизнеса рассматривается через призму интересов и политики российского государства.

Де-факто вектор развития корпоративной социальной ответственности обусловливается взаимодействием лишь по направлению бизнес – власть, причем имеется в виду средний и крупный бизнес, что является контрадикцией. Социальные потребности не выражены в рельефной форме, понимания о социальной справедливости представлены в ложном виде. Более широкий круг заинтересованных лиц (стейкхолдеров) является акциденцией. Механизмы социального информирования и положительного отношения социума к социальной деятельности компаний отличаются малой силой. Но в то же время зарубежный опыт доказывает другое: бизнес-сообщество определяет меру вклада в социальное развитие посредством собственных инициатив или некоммерческие организации наряду с государством фиксируют императивы к бизнес-сообществу.

Ссылаясь на данный аргумент, можно утверждать, что для современной России актуально усиление, активизация корпоративных социальных программ сквозь призму изменений в законодательстве. Но до того как осуществлять лоббирование подобного рода инициатив, целесообразно мобилизовать бизнес-сообщество, основать диалоговые площадки, универсальные (всеобщие) концепты, дефиниции и категории внутри бизнес-сообщества, что позволит сформировать резистивные свойства (характеризуемые способностью к сопротивлению). А далее уже на этом основании осуществлять профилактику с законодательными, исполнительными органами, третьим сектором и т. д.

Необходимо также отметить, что в научной среде не сложилось единой позиции относительно модели корпоративной социальной ответственности в современной России. Существуют следующие пропозиции о российском варианте корпоративной социальной ответственности: модель корпоративной социальной ответственности в России есть контаминация моделей Европы и США; российская практика корпоративной социальной ответственности ориентирована на модель США (С.П. Перегудов); российская модель корпоративной социальной ответственности представляет собой совмещение новых социальных практик с сохранением советских и даже дореволюционных традиций (Ю.А. Левада, А.П. Прохоров). Также особенностями российской практики корпоративной социальной ответственности остаются, как уже было отмечено выше, примарная роль государства в системе отношений с бизнесом и отсутствие солидарной позиции самого бизнес-сообщества, и в целом уровень аутопойесиса социальных интересов в России остается низким, потому что со стороны субъектов гражданского общества отсутствует системное взаимодействие с бизнесом, так как конститутивной проблемой некоммерческого сектора является отсутствие прозрачности, поскольку он претендует только лишь на статус грантополучателя. Необходимо учесть, что снижение риска и стохастичности социальных процессов достигается через большее вовлечение стейкхолдеров.

Но в российской действительности также имеет место и успешная реализация практик самоорганизации социальных интересов сквозь призму фондов местного сообщества. Поэтому руководство компаний, рассматривающих корпоративную социальную ответственность в качестве ресурса развития, повышения конкурентоспособности и формирования репутационного гало, осуществляет взаимодействие с различными группами гражданских инициатив. Ведь гражданское самосознание, рефлексия определяют уровень социальных экспектаций по отношению к бизнес-сообществу и систему фиксации корреальных обязательств бизнес-сообщества, государства и групп социальных интересов.

Следовательно, с целью формирования вектора корпоративной социальной ответственности в современной России следует произвести совершенствование законодательства, определить границы общей ответственности государства и бизнеса и четко разграничить обязательные и добровольные секторы социально-ответственной деятельности, одновременно элиминируя зоны безответственности как непременное условие.

^ Во втором параграфе второй главы – «Институционализация социальной ответственности бизнес-сообщества Волгоградской области» – раскрываются особенности становления корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества на примере Волгоградской области в контексте институционализации концепции корпоративной социальной ответственности на федеральном (российском) уровне. Анализ результатов исследований корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества, предпринятых российскими исследователями в период с 2001-го по 2007 г., а также проведенное диссертантом полустандартизированное экспертное интервью с представителями регионального бизнес-сообщества свидетельствуют о том, что существует амальгама интерпретаций корпоративной социальной ответственности. Впрочем, авторская методика оценки степени институциональной оформленности корпоративной социальной ответственности подтверждает ее низкий уровень в федеральном масштабе.

Корреляция между региональным и федеральным уровнями корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества производится на основании определенных индикаторов, таких как: разнообразие контекста употребления концепта «корпоративная социальная ответственность» среди представителей бизнес-сообщества; реализация социальных программ на территориях присутствия в рамках соглашений о социальном партнерстве под эгидой координационного совета; наличие механизма социального инвестирования (важно учесть не только квантитативный аспект, но и качественные параметры инвестирования); применение в деятельности компаний стандартизированных социальных отчетов (ISO 14000, SA 8000, AA 1000 и GRI). Итак, представители бизнес-сообщества Волгоградской области, согласно материалам экспертного интервью, интерпретируют корпоративную социальную ответственность в рамках правовой ответственности, выражающейся в своевременной и полной уплате налогов; корпоративного подхода (проведение социальной политики на предприятии, сводя ее к развитию персонала, – инвестиции во внутренние социальные проекты); этического подхода, рассматривающего социальную ответственность как благотворительность; и лишь в высказываниях некоторых представителей бизнес-сообщества (крупного бизнеса) доминировало социологическое понимание корпоративной социальной ответственности (необходимость формирования, развития и поддержания социальной инфраструктуры общества), тем самым свидетельствуя о частичном восприятии доктрины корпоративной социальной ответственности. Соответствующее восприятие данного феномена обусловливается ценностной противоречивостью сознания бизнес-сообщества, так как декларативное соблюдение баланса ценностей – свободы, социальной стабильности и справедливости – склоняется к прагматизации социального поведения и сознания. Данное обстоятельство позволяет заключить следующее: нормативно-ценностная система – комплекс, состоящий из интересов, ценностей, целей и средств их достижения, – крайне слабо интернализирована в среде регионального бизнес-сообщества (см. рис. 2).

В региональном масштабе широко применяются соглашения о социальном партнерстве, заключаемые между компаниями и органами власти, но реализация социальных программ осуществляется не под руководством наблюдателей координационного совета в силу отсутствия фондов местного сообщества, и поэтому данный формат сводит на нет эвентуальный (возможный) диалог между различными сегментами социума. В этой связи отсутствует процедура обязательного назначения представителей бизнес-сообществ, некоммерческих организаций и тому подобного при органах, уполномоченных на принятие решения о проведении социально-экономической политики региона, муниципалитета. Необходимо также формирование системы гарантированного (поручительского) сотрудничества акторов малого и среднего бизнеса в исполнении муниципальных заказов и обязательной общественной экспертизы законопроектов. Поэтому целесообразно создание фондов местного сообщества во избежание хреодного эффекта (явление, развивающееся по неоптимальному пути, причем чем дальше продолжается такое развитие, тем труднее свернуть с выбранной траектории).













Рис. 2. Механизм институционализации социальной ответственности: региональный аспект


Политика социального инвестирования (в наибольшей степени актуальна для крупного бизнеса) характеризуется ригидностью, то есть отсутствием способности трезво оценить обстоятельства, запросы социума и приноровиться к ним, приоритет отдается количественным параметрам (в особенности это инвестиции в персонал, характеризующиеся структурным изоморфизмом), вследствие чего наблюдается низкая степень диверсификации социальных инвестиций, организационного и информационного обеспечения социальной деятельности. Внутренняя социальная политика региональных компаний в большинстве случаев характеризуется тем, что при выстраивании системы приоритетов ее осуществления в зависимость ставятся не интересы персонала, а индивидуальный подход топ-менеджера или собственника в силу слабости профсоюзов. Компаниями выделяются гранты узкому кругу общественных объединений с низкой периодичностью или сингулярного (единичного) характера. А также редко просматривается валентная связь применительно к сферам, которые напрямую не относятся к компетенции компании, но затрагивают интересы ключевых заинтересованных лиц, а значит, косвенно – и интересы самой компании. Апостериори компании не осуществляют на практике стандартизированную систему показателей экономической, социальной и экологической результативности (ISO 14000, SA 8000, AA 1000 и GRI), признают преимущество отчетов в свободной форме, или нестандартизированных отчетов, в виде способа институционализации этой деятельности.

Соотнесение регионального и федерального уровней институционализации корпоративной социальной ответственности свидетельствует о том, что социальная деятельность регионального бизнес-сообщества характеризуется рецепцией веяний в реализации практик корпоративной социальной ответственности.

^ В заключении диссертации формулируются общие выводы исследовательской работы, в которых определены перспективы развития социально-ответственного бизнес-сообщества.

^ В приложении представлена анкета социологического исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:


Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,
в которых должны быть опубликованы основные научные результаты
диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук


1. Сукиасян, А.Х. Эволюция взаимоотношений бизнес-сообщества и власти как индикатор состояния гражданского общества в современной России [Текст] / А.Х. Сукиасян // Вестник Поволжской академии государственной службы. – 2007. – № 13. – С. 29–34. (0,3 п. л.)

2. Сукиасян, А.Х. Концепт «корпоративная социальная ответственность» в зеркале мнений бизнес-сообщества Волгоградской области [Текст] / А.Х. Сукиасян // Вестник Волгоградского государственного университета. – 2008. – № 1 (7). – С. 79–82. (0,3 п. л.)


Научные статьи в сборниках и периодических изданиях,
тезисы докладов и выступлений


3. Сукиасян, А.Х. Эволюция политического режима как своеобразный барометр состояния бизнес-элиты [Текст] / А.Х. Сукиасян // Перспективы политического развития России : материалы всерос. науч. конф., Саратов, 19–20 апр. 2007 г. / отв. ред. И.Н. Тарасов ; Сарат. гос. соц.-экон. ун-т, 2007. – С. 248. (0,3 п.л.)

4. Сукиасян, А.Х. Экспликация понятия «социальная ответственность бизнеса» [Текст] / А.Х. Сукиасян // Альманах современной науки и образования. – 2007. – № 1. – С. 242. (0,3 п. л.)

5. Кирьянов, В.И., Сукиасян, А.Х. Социальная ответственность бизнеса в информационном обществе [Текст] / В.И. Кирьянов, А.Х. Сукиасян // Человек в современных философских концепциях : материалы четвертой междунар. науч. конф., г. Волгоград, 28–31 мая 2007 г. : в 4 т. Т. 2. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2007. – 858 с. (0,3 п. л.)

6. Сукиасян, А.Х. Этапы становления бизнеса как социального субъекта в современной России [Текст] / А.Х. Сукиасян // Альманах современной науки и образования. – 2007. – № 1. – С. 245. (0,3 п. л.)

7. Сукиасян, А.Х. К вопросу о перспективе концепции корпоративной социальной ответственности в России в свете регионального аспекта (по материалам экспертных интервью) [Текст] / А.Х. Сукиасян // Объединенный научный журнал. – 2007. – № 15. – С. 16. (0,2 п. л.)

8. Сукиасян, А.Х. Корпоративная социальная ответственность как социальная политика инновационного типа [Текст] / А.Х. Сукиасян // Социология инноватики: социальные механизмы формирования инновационной среды : материалы 2-й междунар. науч.-практ. конф., 29–30 нояб. 2007 г. – М. : РГИИС, 2007. – 800 с. (0,3 п. л.)

9. Сукиасян, А.Х. Концепция корпоративной социальной ответственности в контексте социализации личности [Текст] / А.Х. Сукиасян // Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека : материалы 5-й Всерос. науч.-практ. конф., г. Волгоград, 18–21 февр. 2008 г. : в 2 т. Т. 2. – Волгоград : Волгогр. науч. изд-во, 2008. – 394 с. (0,3 п. л.)

10. Сукиасян, А.Х. Институционализация корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества как атрибут социального правового государства [Текст] / А.Х. Сукиасян // Россия как социальное правовое государство: в поисках оптимальной модели : материалы всерос. науч.-практ. конф. (14–15 марта 2008 г.). – Майкоп : Изд-во АГУ, 2008. – 234 с. (0,3 п. л.)

11. Сукиасян, А.Х. Корпоративная социальная ответственность бизнес-сообщества как симулякр [Текст] / А.Х. Сукиасян // Материалы XV международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / отв. ред. И.А. Алешковский, А.И. Андреев. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 2008. – 144 с. (0,2 п. л.)


Сукиасян Артур Хачатурович


^ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
БИЗНЕС-СООБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Подписано в печать 26.09 2008 г. Формат 6084/16.

Бумага офсетная. Гарнитура Таймс. Усл. печ. л. 1,6.

Тираж 130 экз. Заказ .


Издательство Волгоградского государственного университета.

4


00062, г. Волгоград, просп. Университетский, 100.

1 Формирование социальной ответственности российских компаний / Под ред. М.И. Либоракиной. – М.: Фонд «Ин-т экономики города», 2003. – 136 с.

2 Исследование «Социальная ответственность бизнеса – опыт России и Запада» / Деловая Россия ; Ком. по укреплению соц. ответственности бизнеса. – М., 2004.

3 Крупный российский бизнес: социальная роль и социальная ответственность (позиция населения и оценки экспертов) / Рук. проекта М.К. Горшков, А.Е. Лебедев. – М., 2005. – 49 с.

4 Рейтинг социально-ответственных компаний / Всерос. центр изуч. обществ. мнения. – М., 2006. – Режим доступа: http://wciom.ru/novost.

5 Социологическое исследование «Состояние делового климата в России» / Всерос. центр изуч. обществ. мнения. – М., 2007. – 107 с.

6 Российский гуманитарный научный фонд (грант № 07-03-20303а/В).

instrukciya-po-osushestvleniyu-vedomstvennogo-monitoringa-za-sostoyaniem-obektov-okruzhayushej-prirodnoj-sredi-beregovih-predpriyatij-morskogo-transporta-1-oblast-primeneniya.html
instrukciya-po-perevozke-krupnogabaritnih-i-tyazhelovesnih-gruzov-avtomobilnim-transportom-po-dorogam-rossijskoj-federacii-stranica-3.html
instrukciya-po-planirovaniyu-uchetu-zatrat-kalkulirovaniyu-sebestoimosti-piva-soloda-i-bezalkogolnoj-produkcii-stranica-14.html
instrukciya-po-planovoj-smene-klyuchej-v-programme-klient-bank.html
instrukciya-po-podgotovke-aukcionnih-zayavok-razdel-i-1-stranica-2.html
instrukciya-po-podgotovke-aukcionnih-zayavok-stranica-2.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vnutrennyaya-kartina-bolezni-lekciya-1-12-02-08-4.html
  • testyi.bystrickaya.ru/9prochie-aktivi-otchet-o-finansovom-polozhenii-po-sostoyaniyu-za-31-dekabrya-2009-goda-5-otchet-o-sovokupnom-dohode.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-dlya-vipolneniya-samostoyatelnih-rabot.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-tehnologii-klass-10.html
  • shkola.bystrickaya.ru/razrabotka-sistemi-uchyota-poseshenij.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-9-banditskayazona-aleksandr-shakilov.html
  • university.bystrickaya.ru/flesh-knig-popolnennih-v-bazu-dannih.html
  • university.bystrickaya.ru/glavnij-geroj-eto-personazh-obladayushij-siloj-voli-makki-r-ml5-istoriya-na-million-dollarov-master-klass-dlya.html
  • books.bystrickaya.ru/bugaev-a-f-globalnaya-ekologiya-stranica-22.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-13-organizacionnie-i-ekonomicheskie-mehanizmi-ekorazvitiya-kurs-lekcij-globalnie-ekologo-ekonomicheskie.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-2-metodi-i-modeli-ocenki-kursovaya-rabota-disciplina-teoriya-investicij-tema-modeli-ocenki-opcionov.html
  • bukva.bystrickaya.ru/obshie-svedeniya-o-kompressionnom-perelome-pozvonochnika-lechenie-massazh-fizicheskaya-kultura.html
  • college.bystrickaya.ru/2-ekonomicheskie-funkcii-pravitelstva-p-g-ermishin-osnovi-ekonomicheskoj-teorii.html
  • znanie.bystrickaya.ru/7-gradostroitelnaya-organizaciya-territorii-perechen-predstavlyaemih-materialov.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/paraziti-v-poiskah-obeda.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/salastirmali-tl-blmsopostavitelnoe-yazikoznanie-b-a-ahatova-kazahskij-universitet-mezhdunarodnih-otnoshenij.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vi-soderzhanie-programmi-programma-matematika-2-shkola-2100-2-dlya-chetiryohletnej-nachalnoj-shkoli-2-programma-32.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nafta-north-american-free-trade-agreement-essay.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sistema-opodatkuvannya-gospodarsko-dyalnost-pdprimstva.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/snyatiya-napryazheniya-posle-silnih-perezhivanij-ili-fizicheskih-usilij-reprezentativnost.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-16-mefodij-buslaev-lestnica-v-edem-svet-odarivaet-po-vnutrennemu-smireniyu-po-mudrosti-terpeniyu-po-sposobnosti.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zadanie-na-kontrolnuyu-rabotu-2-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-upravlenie-tehnicheskimi-sistemami.html
  • abstract.bystrickaya.ru/1-nasledie-rodov-rasi-velikoj-5-stranica-18.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/prilozhenie-2-protokoli-korrekcionno-diagnosticheskih-rekomendovano-ministerstvom-obrazovaniya-rossijskoj-federacii.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/raskrojshik-materialov-ti-i-trudovih-resursov-novosibirskoj-oblasti-dalee-soglashenie-yavlyaetsya-osnovoj-dlya.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/literatura-26.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-41-naem-zhilogo-pomesheniya-normativno-pravovie-akti-programma-disciplini-grazhdanskoe-pravo-dlya-specialnosti.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-sd-f-10-intellektualnie-sistemi-zakreplena-za-kafedroj-matematiki.html
  • write.bystrickaya.ru/formi-pryamogo-voleizyavleniya-v-sisteme-mestnogo-samoupravleniya-chast-10.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/informacionnimi-parametrami-tema-vvedenie-v-teoriyu-signalov-i-sistem-odna-iz-osnovnih-zadach-teorii-v-lyuboj-oblasti.html
  • znanie.bystrickaya.ru/analiz-i-diagnostika-hozyajstvennoj-deyatelnosti-predpriyatiya-4.html
  • tasks.bystrickaya.ru/27-teorema-etiki-stranica-3.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/prikaz-minzdravsocrazvitiya-rossii-302n-ot-12-aprelya-2011-g.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sillabus-pn-praktikali-psihologiya-kurs.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vneklassnoe-meropriyatie-s-lyubovyu-k-rossii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.